• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:15 

lock Доступ к записи ограничен

Чибики

URL
23:09 

Иногда я залипаю. Останавливаюсь и смотрю в стену, пока узор обоев не начнёт расплываться перед глазами. Двигаться не хочется, думать не хочется, руки висят неподвижно, я смотрю в стену, не находя в себе силы даже моргнуть. Потом через силу качаю головой или рукой, движение мне нравится, оно забавное и я повторяю его, выходя из ступора. Качаю голову, щёлкаю сухими пальцами, поворачиваюсь из стороны в сторону, говоря себе, как я глупая, что позволяю такому случаться.

20:48 

Последние два дня я просто ложусь и обнимаю свой большой чемодан. Он большой и неуклюжий, его нельзя обнять полностью и он очень похож на меня, даже цветом он грязно-голубой, как на душе у меня сейчас. Целый день хожу, позволяя мыслям плескаться в гудящей голове, подкидываю туда то одну вещь, то другую, которые кажутся мне важными и нужными, иногда сижу и просто пялюсь в стенку без единой мысли, слушаю гул крови в ушах и гул машин за окном. Мой выбор, осознанный и болезненный, пока приносящий только больше боли, неприятия, унижения.
От тяжести на сердце не отвлекают ни песни, ни фильмы, ни уборка, ни поездки по делам, словно декорации скачут вокруг пока не сдвинувшегося действия, несговорчивого, неуклюжего кошмарного сна, подходящего к краю яви, готовой лопнуть на брызги, как мыльный пузырь. Когда? На пороге аэропорта, самолёта, при первом вдохе жаркого воздуха чужой страны? Или оно так и будет продолжаться от глухого и тихого отчаяния, отчаянной борьбы с собой, чтобы себе же не навредить, до истерики с хрипом, криком, слезами на глухую стену и обратно?
Я хожу по кругу. Чуть хуже, чуть лучше, никогда не хорошо. Физическая боль не умаляет душевной, не даёт облегчения, как раньше, только напоминает о себе каждым неосторожным движением, раздражает, бередит воспалённое сознание, вновь вызывая желание "всё закончить", обрубить всю эту болезненную суету, но для любого шага нужно мужество, которого больше нет, а может, никогда и не было.
Мир повернулся, сдвинулся с места относительно неподвижной меня, преломил призму восприятия прошедшего, и вдруг оказалось, что никто никогда никого не любил, жизнь превратилась в случайность, спасение - в ненужное чудо.
Чтобы найти ответ, надо правильно задать вопрос. Пока я не могу его сформулировать и обрывки мыслей заполняют мои дни, пытаясь найти ту форму, от которой станет чуть полегче.

11:44 

Два дня

Два дня и это закончится на очень долгое время.
Два дня и я перестану есть подпорченную еду и пустые куски хлеба, потому что меня никто не слушает. Я смогу есть то, что захочу и сколько мне необходимо, не опасаясь осуждения со стороны, не ожидая долгих нотаций о внешнем облике и мнимом разнообразии пищи вокруг. Стресс, стресс, жирная, зачем, голод...
Два дня и я смогу ковылять так, как надо, чтобы было менее больно, без "а вдруг тебя увидят" и очередных нотаций, что надо остаться и лечиться у равнодушных, глупых и грубых людей, не иначе как по ошибке ставших докторами.
Два дня и закончатся расспросы о том, на что и как я собираюсь жить, перестанут кривиться губы в насмешке, не будут больше литься пустые слова о стране, которую в глаза не видели, не будут выдумываться глупости, подпитанные лживыми новостями и чьими-то неосторжными словами.
Два дня и об этом начнут узнавать люди за пределами семьи. И догадываться, что это был побег.

Я пишу об ангелах, потому что хочу крылья.

22:42 

lock Доступ к записи ограничен

Старое

URL

Грядёт Зима

главная